Герб Керчи

Новости

Новости

Комета и океан

Звёзды покрывали небо яркими белыми точками, будто первый снег припорошил сырой чернозём.
В эту холодную августовскую ночь мой брат не спал. Впрочем, я тоже.
— Эй! Миша!
Он сидел на уличной лавке, заворожено глядя вверх.
— Тебе холодно, наверное. Битый час тут болтаешься, а домой не идёшь. Держи!
Я накинула куртку ему на плечи.
— На что смотришь?
Брат неохотно оторвал взгляд от неба.
— На звёзды.
— А, звёзды. Красиво.
— Да, красиво. Как думаешь, — спросил он осторожно, — мы одни во Вселенной?
— Какая чепуха! — ответила я, обращая свой взгляд на предмет Мишиного любования. — Нет, конечно. Существует столько звёзд и планет. Все они не могут быть абсолютно разными — это слишком. Должны проявляться какие-то сходства, а значит, рано или поздно человечество узнает о другой цивилизации. Возможно, даже умнее нашей. А чего ты спрашиваешь? Забыл событие прошлого года?
— Забудешь его. Как же!
...Был прохладный вечер августа. Самый удачный период для падаю­щих звёзд, рассекающих чёрный шёлк небосвода белыми полосами. Мы с братом, падкие на такие зрелища, вынесли небольшую кушетку в центр двора, недалеко от виноградной лозы, под открытое небо. Взяв с собой плед и подушку, мы пролежали несколько часов.


Время шло. Количество комет уменьшалось, прямо как наше терпение. Брат предложил поделить небо пополам, чтоб облегчить наблюдение. Я согласилась. Ему досталась левая сторона, а мне — правая. Если кто-то из нас замечал летящую стремглав звезду, немедленно о ней сообщал. Правда, взгляду напарника доставался лишь мелькающий хвост или вообще ничего. Однако ни меня, ни его подобное не смущало.
Вскоре из-за деревьев, на моей половине неба, показался ярко светившийся овал бело-зелёного цвета.


— Вот! — крикнула я, приняв плывущий объект за комету, но вопреки нашим ожиданиям, он не сгорел, не растаял, как остальные звёзды. Нет. Он продолжил лететь, медленнее кометы, однако гораздо быстрее самолёта, двигаясь строго с востока на запад. Мне легко было сориентироваться благодаря Большой Медведице.


— Это же... — воскликнул брат восхищённо.
— Тише, — оборвала его я, — они нас услышат.


Сейчас моя фраза звучит нелепо, но тогда такой глупой она мне не показалось.
Было чувство какой-то тревоги. Внутри всё сжалось от страха, который сменился тихим восторгом. Теперь мы знали, что и такое бывает.
Объект пролетел бесшумно, скрывшись за соседским садом. Что это было? Вертолёт? Но гудением их моторов можно даже мёртвых разбудить. К тому же я ни разу не видела овальных вертолётов, горящих так ярко.
— Вот бы поскорее встретиться с инопланетной цивилизацией, — вернул меня в реальность Миша.
— Ну, не скажи, не скажи.
— Почему же?!
— Ты, например, сейчас в луже стоишь.
Брат опустил глаза вниз. Его новые синие ботинки окружала чёрная вода, вся исписанная хвостами пролетавших комет.
— Вот и наши учёные так. Смотрят на звёзды, вздыхают, а океан? Даже половины не исследовано. Так что надевай ласты, маску и айда со мной русалок искать.
— До сих пор надеешься их найти? Ну у тебя фантазия! Русалки — выдумка пиратов-пьяниц, принявших их за ламантинов, — усмехнулся Миша.
— Чего смеешься? Не думаю, что можно принять толстые, неповоротливые существа, не издающие ни звука, за изящные, звонкоголосые созданья. Привидеться может одному, но не всей же, хоть и в стельку пьяной, команде! Вот обшарьте все морское дно, Бермудский треугольник и Марианскую впадину, а потом уже смело говорите: «Нет ни русалок, ни Лохнесского чудовища, ни кракена». Так-то!


Дарья Савичева,
9-й класс,
Приозерненская средняя школа.

Просмотров:
623
Комментариев:

События