Герб Керчи

Салют над Митридатом

На огромной территории бывшего Советского Союза, ныне России нет республики, края или области, где бы двум городам было присвоено высокое звание «Город-герой». Этой заслуженной награды удостоены Севастополь и Керчь! В годы Великой Отечественной войны Крымский полуостров, акватории Черного и Азовского морей стали театрами ожесточенных сражений на суше, в море и небе. Особенно на керченском и севастопольском плацдармах. В ходе наступательной операции по освобождению полуострова 238 воинов были удостоены звания «Герой Советского Союза» и тысячи награждены орденами и медалями. Из удостоенных высшей награды 147 воинов участвовали в освобождении Керчи.

ВОСХОЖДЕНИЕ К ОБЕЛИСКУ СЛАВЫ

Для керчан 9 мая — День Победы и 11 апреля — День освобождения города от захватчиков и в советский период, и ныне были и остаются самыми почитаемыми праздниками со слезами на глазах. В этом я убедился на собственном опыте. Начиная с ноября 1984 года был участником многих событий, мероприятий в память о погибших и в честь здравствующих ветеранов войны. С наступлением солнечного мая Керчь в оправе бирюзовых вод залива радовала взоры гаммой красок, изумрудом деревьев, цветов в парках, скверах и палисадниках, обилием тюльпанов и сирени. Мне памятны радушие, доброжелательность керчан и гостей, в основном участников боев за освобождение Крыма, Керчи, воинов Отдельной Приморской армии, Черноморского флота, Азовской флотилии, военных летчиков и партизан, прибывших на места былых сражений, чтобы встретиться с боевыми друзьями, почтить тех, кто погиб за свободу Отечества. С утра 9 Мая происходило непрерывное, будто на всенародное вече, восхождение керчан по крутым ступеням Митридатской лестницы к обелиску Славы, устремленному в весеннее небо. Тогда при виде величественного монумента и родились эти строки: Путь до Берлина был неблизкий. Он кровью полит и свинцом прошит. И, охраняя павших, обелиски Ракетами нацелены в зенит. Среди тех, кто в день 40-летия Великой Победы поднимался на гору Митридат, было немало фронтовиков. А рядом с ними сыновья, дочери, внуки и правнуки с цветами. Ордена и медали на груди ветеранов сверкали в лучах солнца. Каждый из этих воинов, пока есть силы, считал своим долгом подняться, а не приехать по объездной дороге на легендарную гору. С нее открывалась широкая панорама на город, Керченский пролив, косу Тузла, Чушка и таманский берег, откуда в апреле 1944 года и началась основная наступательная операция по освобождению Крыма. С годами ряды ветеранов поредели, и тех немногих, кто еще здравствовал, привози ли
к обелиску и в другие места воинской славы на автобусах. А тогда, 35 лет назад, они, встреченные благодарными горожанами, комсомольцами и пионерами под звуки военных маршей и песен, упорно восходили на гору. Ветер развевал красные полотнища знамен. С высоты птичьего полета гора представлялась живописным полотном с обилием маков. По легенде считается, что чаще всего они прорастают и расцветают на полях сражений из каждой капли пролитой крови. Здесь между обелиском с тремя орудиями на постаменте и башней Вечного огня была смонтирована трибуна, с которой защитников и освободителей родной земли приветствовали руководители Керчи, выступали сами ветераны, комсомольцы. Торжества начинались с возложения гирлянды, венков и цветов к подножию памятника, где в почетном карауле с автоматами замерли молодые советские воины — наследники славы отцов и дедов.
После выступления ораторов участники эстрадных и хореографических ансамблей исполняли песни, танцы, звучали стихи. Минута молчания в память о погибших героях завершалась оружейным салютом. Поблизости находился солдатский привал, где ветеранов потчевали гречневой кашей и наркомовскими ста граммами. Работники торговли радушно предлагали напитки и в качестве закуски к ним продукты питания, на десерт — кондитерские изделия.
Впрочем, многие керчане на гору поднимались с заранее приготовленными крепкими напитками и пищей. На зеленых склонах горы, в годы войны изрытых воронками от снарядов, окопами и траншеями, собирались большие группы тружеников из предприятий, организаций и учреждений, разворачивали «скатерти-самобранки» со снедью, скромными деликатесами. Обязательно во многих группах были окруженные вниманием ветераны, за здоровье которых провозглашались тосты. Кому, как не журналистам, соблюдать традицию. Поэтому на гору с коллегами поднялись не с пустыми руками. Кроме блокнотов и ручек имели продуктово-горючий «боезапас». Помянув павших, памятуя о служебном задании, в меру выпили за здоровье фронтовиков, партизан, подпольщиков, сражавшихся с фашистами, а потом оперативно подготовили репортаж в очередной номер газеты. Накануне я совершил экскурсию по Митридатской гряде. Увидел искореженные
взрывами железобетонные доты, блиндажи, фундаменты, сохранившиеся от дальнобойных арторудий, накрывавших своим огнем акваторию Керченского пролива. Здесь же приметил вездесущих керченских подростков, обследовавших все уголки этих некогда грозных сооружений — немых свидетелей ожесточенных боев.

ПАРУС В ЧЕСТЬ ДЕСАНТА

Ранее малоизвестный рыбацкий поселок Эльтиген, благодаря мужеству советских вои нов золотыми буквами вписан в историю Великой Отечественной и Второй мировой войны как «Огненная земля», обрел гордое имя — Героевское. Именно на этой легендарной земле в ночь на 1 ноября по 6 декабря 1943 года была осуществлена одна из крупнейших морских десантных операций, получившая название Керченско-Эльтигенской. Она была разработана командованием Северо-Кавказского фронта. На начальном этапе в ней участвовало семь отрядов военных кораблей, вышедших из Новороссийска через пролив к Керчи под началом капитана третьего ранга Николая Сипягина, впоследствии ставшего Героем Советского Союза. Ни штормовая погода, ни огонь вражеских батарей не смогли остановить высадку на крымский берег бойцов 318-й Новороссийской стрелковой дивизии полковника (впоследствии генерал-майора) Василия Гладкова, 386-го отдельного батальона морской пехоты капитана (полковника) Николая Белякова и 335-го гвардейского стрелкового полка полковника Павла Нестерова. Отражая непрерывные атаки противника, нанося урон в живой силе и технике, на небольшом плацдарме закрепились две с половиной тысячи бойцов. Затем ряды защитников плацдарма увеличились до шести с половиной тысячи. Фашисты бросили против них около двух пехотных дивизий с танками, 16 артиллерийскими и 8 минометными батареями. Но наши воины, не отдав пяди родной крымской земли, стойко держали оборону. За все годы войны лишь на этом небольшом плацдарме, действительно, «Огненной земли» 34 десантника были удостоены звания «Герой Советского Союза». Эльтиген по праву назван символом мужества. 6 декабря десантники совершили двадцатикилометровый рейд по тылам противника и захватили гору Митридат, где вместе с подкреплением из 83-й бригады морской пехоты в течение четырех суток отражали яростные атаки превосходящих сил противника. Оставшиеся в живых воины были переправлены на Таманский полуостров. Своим мужеством, ценою жизней, десантники приблизили время освобождения Керчи и Крыма, День Победы над коричневой чумой фашизма.
Мне, как и многим керчанам, жителям Героевского, довелось участвовать в митинге, посвященном открытию монумента Парус, приуроченному к 40-летию Великой Победы. Автором единственного в своем роде памятника участникам морских десантов является знаменитый советский архитектор и скульптор Леонид Тазьба. О монументальности памятника можно судить по тому, что железобетонная конструкция весит около двух тысяч тонн, а ее высота в центральной части — двадцать метров. В день открытия было многолюдно. Из репродуктора звучали военные песни, стихи Валерия Левенко: о фронтовиках, морских десантниках:
Племя храбрых, живи и здравствуй! Войны кончатся. А пока охраняется государством сердце каждого фронтовика... Ежегодно 1 ноября активисты совета ветеранов войны Керчи, клуба «Побратим» во главе с Сергеем Башариным выезжали в Героевское, где в сражениях закалилась их молодость и фронтовая дружба. Отчетливо помню лица и рассказы эльтигенцев: отважной медсестры Александры Чередниченко (Меркуловой), пехотинцев Ивана Долгорова и Александра БассКрепкого. Восхищен подвигами десантников, а также участников обороны Ленинграда, Сталинграда и Севастополя Ивана Цапли, Юрия Морозова, Ивана Неткачева, сражений под Москвой — Николая Лебедева, боев за Кавказ и Керчь — Николая
Солдатова, Сергея Башарина, Владислава Пельника и других ветеранов. С гордостью поведал о них в очерках и рассказах читателям «Керченского рабочего» и «Крымских известий». Столь же традиционно торжественно-траурные мероприятия проходили у Мемориального комплекса «Героям Аджимушкая», у братских могил и памятников керченским партизанам. Строго соблюдался ритуал захоронения останков советских воинов, обнаруженных участниками поисковых отрядов, устранявших «белые пятна» в истории войны, возвращавших из небыли имена безымянных солдат.
Вечером в День Победы взоры керчан и гостей были обращены на гору Митридат, на факельное восхождение комсомольцев и молодежи к обелиску Славы, когда плывущее море огоньков в руках участников шествия соединялось с Вечным огнем Когда сгущались сумерки, над Митридатом гремели залпы праздничного салюта и небо озарялось разноцветными фейерверками, отраженными на темном бархате залива. Звучало троекратное «ура!». Ныне в условиях карантина, в целях безопасности граждан массовые мероприятия отменены, а празднование 75-летия Великой Победы перенесено. Но славная традиция незыблема. Поэтому керчане живут в ожидании праздничного салюта над Митридатом.

Источник
Просмотров:
137
Комментариев:
0

Комментарии

Оставить сообщение:

Некорректный E-mail
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

События